Перерождение «Троянского коня» в перформанс «Нищий Иван»

Здравствуйте, дорогие читатели сайта dinaonline.ru и дзен-канала «ДиНа»! Рассказ «Перерождение «Троянского коня» в перформанс «Нищий Иван»» — это продолжение рассказов из серии «Бенька, Мурка и другие» — перейдя по ссылке, вы как раз попадете на каталог этих рассказов, а уже там, при желании, можно перейти к чтению любого рассказа из этой серии.

Вольт быстро разыскал своего хозяина Никиту, тот сидел за столом в комнате и осваивал мудрёное дело продвижения собственных услуг в социальных сетях. Дело продвигалось туго, просто так, за «спасибо», никто не хотел размещать его объявления в группах. Да даже по бартеру никто не хотел! — Никита предлагал и такой вариант. В ответ слышал про какие-то пруфы.

«Где я вам пруфы возьму?! Сайта у меня нет, канала на YouTube тоже, и в СМИ обо мне никто не писал. Давайте я вам отдрессирую вашу собаку, социализирую, если она из приюта, научу вас взаимодействовать с собакой, и вы сами убедитесь, что я хороший инструктор! И будут вам пруфы! Не интересно? Но почему? У вас же написано, что по бартеру тоже работаете… Не в этом дело? — а в чем? Собаки нет… Понятно. До свидания».

Услышав в очередной раз, что бартер не подходит, а собаки нет, Никита готов был взвыть: «Что ж они все такие неособаченные! Уже второй день на это трачу, а результат — ноль!», — хотел уже шарахнуть с досады кулаком по столу, да тут его взгляд упал на Вольта. Пес сидел рядом и терпеливо ждал, когда хозяин закончит разговаривать, чтобы уж потом полностью обратить его внимание на себя.

— Вольт, дружище! Только вы меня с Ларсом понимаете. Да еще дед поддерживает, — Вольт согласно кивнул головой и выдал сдержанное «Рррваф!», всем своим видом показывая, что в какое-нибудь другое время он бы обязательно, даже сомневаться не надо, предоставил свои уши в качестве свободных и выслушал все переживания Никиты по поводу социальных сетей, пруфов и прочего, но сейчас есть дела поважнее, — Что-то случилось? Ты ведь явно не просто так сюда пришел.

«Конечно, случилось. У соседей дети что-то опасное затевают. Бенька с Маркизом пришли рассказали. Переживают. И почему вы по-собачьи не понимаете, а мы — по-человечьи не говорим? Эх, была, не была», — и Вольт, как когда-то в детстве, ухватил своего хозяина за штанину и настойчиво потянул за собой.

— Все, все, понял, не тяни, иду за тобой.

«У неё там мутант, а у них — конь!»

Бенька с Маркизом сидели рядом с Ларсом и ждали Вольта, вытянув внимательные мордочки по направлению к крыльцу, откуда тот предположительно должен был появиться. Время шло, а Вольта не было.

Щенок с котенком были еще маленькие, и время для них являлось штукой абстрактной и малопонятной, а уж то, что оно может растягиваться или, наоборот, сжиматься в зависимости от ситуации, собственного настроения и прочих моментов, они точно не знали. Им казалось, что прошла уже целая вечность, как Вольт ушел. От нетерпения они время от времени перебирали лапками и тайком взглядывали на Ларса, который в позе сфинкса невозмутимо лежал рядом.

По человеческим меркам Ларс был ненамного старше котенка и щенка — всего-то на год с небольшим: псу было полтора года, а Беньке с Маркизом, обоим, должно было вот-вот исполниться по шесть месяцев. Но разве можно собачий и кошачий век сравнивать с человечьим? Ларс Беньке и Маркизу казался очень большим и взрослым, умудренным жизнью псом. Ларс же всеми силами удерживал себя на одном месте: не будь рядом малышей, он бы давно уже сорвался в поисках Вольта — что-то тот непозволительно долго ищет хозяина.

Наконец в проеме двери показался Вольт. За ним шел Никита — хозяин как самого Вольта, так и Ларса. Тут уж все — и Бенька, и Маркиз, и Ларс — сорвались с места.

— Ничего себе, вот это да, у нас оказывается гости. Вольт, мохнатый паршивец такой, что меня не предупредил? — Никита укоризненно глянул на пса.

«Ага, как же, не предупредил, точнее, как бы я предупредил? — начал бы что-то объяснять, а ты бы опять в свою нервотрепку впал по поводу соцсетей, каких-то малопонятных пруфов и прочей дребедени, переживать бы начал. Что, сам не знаешь, что ты хороший инструктор по дрессировке? Как твой дед говорит, — «кинолог от бога!». И я с ним согласен. Да и некогда было объяснять нормально. Главное, что я результата добился — ты здесь. А Беньке с Маркизом помощь нужна. Они за своих хозяев переживают. Очень. Мне одному не справиться, так как там и дети, и взрослые замешаны, и еще какой-то мутант и конь. Мутант — у неё, конь — у них. Вот про это, правда, я ни бельмеса не понял», — Вольт, когда нервничал, даже слегка, моментально срывался на, э.., не совсем культурную речь, — сказывалось бездомное прошлое и жизнь на улице: от бродячих псов он такого успел понахвататься!

— Да, гости. Милые какие. И откуда вы? От соседей? Или нет?

Беньке с Маркизом было не до объяснения, откуда они. Все это можно на потом отложить, сейчас главное объяснить, что случилось, почему так нужна помощь. И они наперебой стали рассказывать, взмякивая и тявкая. Свою лепту вносил даже Ларс. Маркиз тихонько трогал лапкой Никиту за брючину джинсов, и явно намекал на то, что надо быстрее идти к дому, что расположен на соседнем участке. Как намекал? — не спрашивайте, намекал всем своим видом, выражением глаз, лица морды и телом. Бенька сделал проще. Проще и понятнее для человека. Он коротко взлаял, пробежал к забору, отделяющему один участок от другого, затем вернулся, снова взлаял и снова пробежал к забору.

— Так, так. Значит, надо туда идти? Ну, что ж, пойдем, — и все дружно отправились в нужном направлении.

Когда до дома оставалось метров десять, Вольт рыкнул на всех, призывая к тишине. «Так, мелкота, и Ларс, ты тоже, тишина! А то своим гамом всех сейчас поднимете, и дети тогда точно как партизаны замолчат. И как мы тогда все узнаем?». Вольта послушались все. А Никита и так шел молча.

Дверь в дом, слава Богу, была открыта. Да и кто бы стал ее запирать, если в коридоре дремал на охране пес Гном — маленький, шебутной бигль, порвать он, конечно, никого бы не порвал и глотку никому не вырвал бы, но вот как звонок работал отлично. Увидев чужих, Гном хотел было взлаять, но его попытка была моментально пресечена Вольтом: аккуратно, но крепко, пес прижал бигля-звонка к полу — какой уж тут лай, вздох бы сделать. Подоспевший Бенька быстро обрисовал ситуацию Гному, — своих, мол, идем спасать, не до реверансов — эксцесс был исчерпан, а назревавший было скандал потух, так и не успев разгореться.

На цыпочках по коридору вся компания прошла к двери в детскую комнату. Гостей никто не услышал и не увидел. Из-за двери раздавались детские голоса.

«Тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что даже переночевать негде»

— Так вот, я к ней подойду, вся такая несчастная, бедная, побитая, голодная…, — Вика, дочка Ивана, расписывала свои «страдания» аудитории слушателей в лице сыновей Андрея. Те внимали каждому её слову, не забывая однако при этом задавать уточняющие вопросы, а временами и просто спускать рассказчицу с небес на землю.

— А как ты так сделаешь? — голодать что ли будешь или синяки сама себе наставишь? — Сашка, младший из братьев, отсутствием воображения не страдал и моментально представил, как это все будет происходить, — От еды будешь отказываться, так родители моментально заподозрят что-то неладное, а уж про синяки я вообще молчу. К врачам потащат.

— Нет, ты что. Дурачок что ли — грим использую, а слезы пустить и так запросто смогу, — и Вика тут же показала благодарным зрителям себя «всю такую несчастную», — Тетенька, тетенька, вы меня узнали, да? Помогите, пожалуйста, — из глаз девочки лились настоящие слезы, она робко цеплялась за руку Сашки, представляя на месте того Ларису, а в глазах её стояла такая мольба, что даже Станиславский, наверное, сказал бы: «Верю!». Это же сказал и Сашка.

— Верю, верю! Только не плачь, пожалуйста.

Слезы в глазах Вики моментально исчезли, и она хотела уже было продолжить, но ей не дали — с вопросом вклинился Алешка, брат Сашки.

— А дальше что? Ну, подойдешь ты к ней бедная и несчастная, и что?

— Как что? — она же меня узнает. Должна узнать. А даже если не узнает, я ей напомню, у меня же есть фотка с ней. Напомню и… — попрошу денег на хлеб, еду, воду, пустить переночевать. Она всяко заинтересуется, что произошло.

— С чего это ей так интересоваться? Мало ли всяких попрошаек ходит и просит: «Тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что даже переночевать негде». Мошенники это. Так что с чего ей прямо так интересоваться тобой — непонятно.

— Так я в разговоре вверну, что папа Ваня… — она на это «папа Ваня» и клюнет.

— А дальше? Дальше то что? — нетерпеливому и с буйной фантазией Сашке хотелось быстрее узнать, а что же дальше, ведь это так клево самим придумывать план!

— Ну, как что — распишу ей, что папу с работы выгнали, что на фирме кто-то деньги украл, а его во всем этом обвинили. Что квартиру у него арестовали, иначе бы он в тюрьму попал… А нищий папа ей зачем?

— Не, не пойдет. Ты ей про нищего папу втирать будешь, а она захочет же убедиться — пойдет проверять, и что? — папа твой на работе, выглядит прекрасно, на машине ездит. Да и в квартиру свою спокойно заходит. Еще на работу к нему придет — там точно найдутся те, кто ей всю правду расскажет. Сначала она, может, и клюнет, но потом быстро выяснит, что это все неправда.

— Ну, я что-нибудь по ходу придумаю, я умею, у меня получается.

— Нет, Вика, так нельзя, — Алеша, старший из сыновей Андрея, был более рассудительным и ко всему подходил основательно, — Надо все варианты продумать: и что ты скажешь, и что она может сказать, и что ты ответишь. Без подготовки такое не провернуть. Ты же хочешь, чтобы она действительно поверила, чтобы все выглядело по-серьезному? И потом, надо ведь, чтобы она поверила раз и навсегда, а не на пять минут.

— Так… а дело-то похоже серьезное затевается, — Никита, все это время стоявший за дверью в детскую комнату, услышал достаточно, чтобы понять, что животинки не зря волновались. Дети готовили какую-то «операцию», — Надо взрослых предупредить.

«Быть тебе нищим, Ваня»

— Тук-тук-тук, — Никита постучал костяшками пальцев о дверной косяк — все семейство, точнее вся честная «гоп-компания» сидела в кухне и обсуждала примерно ту же тему, что и дети, только они никак не могли прийти к единому решению. Гостей никто не ждал и от неожиданности все вздрогнули, услышав стук и увидев чужого на пороге.

— Пардон, что напугал, но меня ваши юные защитники привели. И не зря. Дело такое: ваши дети что-то задумали, и на ту же тему, что и вы. Только они уже дальше продвинулись. Детальный план разрабатывают. И, да, я — ваш сосед. Если правильно понял, то вот эти двое, — тут Никита указал на Беньку с Маркизом, а те, гордые от того, что их упомянули в таком серьезном деле, важно выступили вперед, — прибежали к моим Вольту и Ларсу, — здесь в центр кухни вышли Вольт с Ларсом, надо же себя показать, чтобы все знали, о ком идет речь, — а те уже привели меня.

Пока Никита объяснял, кто он такой и как оказался здесь, сидящие в кухне начали потихоньку отмирать от внезапного появления незнакомца. И информация, сказанная им в самом начале, наконец-то дошла от ушей до мозга.

— Кккакой план?

— Какой? — так хотят папу нищим представить. Какого папу не понял. Не знаю, кто из вас папа, но это — папа Ваня.

— Чего-чего они затеяли???

— План по спасению папы Вани от какой-то там Ларисы, у которой «мутант в генах». И план свой назвали почему-то «троянский конь». Хотят, чтобы она, в смысле — Лариса, поверила, что папа нищий и тогда типа отстанет. Не знаю, что там за Лариса такая, но детям явно может опасность грозить, если они, и не только они, — тут Никита оглядел всех присутствующих, — для нее специально планы разрабатывают.

— Сейчас пойду, уши накручу! Еще чего не хватало! — Ольга вовремя остановила Ивана, который готов уже был сорваться и бежать в детскую, — Так не пойдет. Ну, запретишь ты им, покричишь, пальчиком погрозишь, скажешь НИЗЗЗЯ и что? — они все равно сделают все по-своему, только ты об этом знать не будешь. Надо как-то по другому.

— Она права. У детей часто так. Когда делать что-то что нельзя, они сделают это наперекор, — поддержала Ольгу Валентина Илларионовна, Юлия Александровна сидела рядом и согласно кивала головой.

— Как-то бы узнать поподробнее, что они там задумали. Чтобы и они дров не наломали, и мы могли все это вовремя пресечь правильно и без непоправимых последствий, — включился в обсуждение Андрей. Он хоть, в отличие от Валентины Илларионовны, мамы Ивана, и её подруги Юлии Александровны, в школе и не работал, но постоянно занимался с собаками и в плане «пресечения чего-то нехорошего» много что мог рассказать.

— Как? — да легко. Ноутбук у них в комнате включен или нет? Сейчас подключусь к камере и мы все услышим, — выступил с «рацпредложением» Иван. В отношении детей, их планов и «пресечения чего-то нехорошего» у него опыта практически не было, не накопился еще, а вот что касается компьютеров, ноутбуков, планшетов и других высокотехнологичных «приблуд» — тут он фору мог дать очень и очень многим. Если же говорить о присутствующих — то всем.

— Понятия не имеем. Может, пойти заглянуть?

— Замолчат ведь тогда.

Проблема казалась неразрешимой: узнать надо, а как узнать — никто не знал. А время шло.

Простейшее в исполнении решение пришло в голову Никите и он его тут же озвучил: «Давайте кого-нибудь из собак отправим с включенным телефоном — пусть там положит, а мы тут все услышим. Собаки-то они не испугаются и внимания не обратят».

— А кого?

— Да Вольта хотя бы, — уж в ком, в ком, а в Вольте Никита был уверен на сто процентов. Нет, даже на двести: не подведет, не налажает, все выполнит в точности.

— Ага, счас, — предложение на счет Вольта тут же отвергла Ольга, — Они Вольта увидят — испугаться не испугаются, но внимание на него переключат. Это же не катакомбы какие-то, где собака скрытно может подобраться.

— Тогда давайте Беньку что ли . Только справится ли он? — Валентина Илларионовна была уверена, что на Беньку дети точно не обратят внимания, он же постоянно с ними, как и Маркиз, но вот в Беньке уверена не была — щенок ведь.

— Справится. Сейчас я ему объясню.

Последующие две минуты все завороженно наблюдали, как Никита общается с Бенькой, объясняя тому, что и как надо сделать, ставя ему задачу.

Бенька не подвел. Маркиз сопровождал его.

И вскоре в кухне все взрослые услышал детские голоса, которые лились из динамика смартфона. Некоторые с трудом сдерживали свои вскрики, возгласы, а чаще всего — смех.

— Папа — нищий? — а это идея! Это должно сработать. Только Иван тебе немного потренироваться надо. И это тебе, а не Вике надо голодным, грязным, слегка вонючим, прости, и побитым предстать перед Ларисой.

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Понравилась запись — поделитесь в социальных сетях, вам не сложно, а автору приятно )))
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x