Бенька. Прогулка до дома и странный «вжик»

Здравствуйте, дорогие читатели сайта dinaonline.ru и дзен-канала «ДиНа»! Рассказ «Бенька. Прогулка до дома и странный «вжик»» — это продолжение рассказов из серии «Бенька, Мурка и другие» — перейдя по ссылке, вы как раз попадете на каталог этих рассказов, а уже там, при желании, можно перейти к чтению любого рассказа из этой серии.

Часть 20

Пока дети мыли руки и рассаживались за стол, Никита успел позвонить Ольге, маме Саши и Алеши, сообщить, что они вместе с Викой у него, и вкратце обрисовать ситуацию. На что тут же получил ответ, чтобы они не торопились, она сама сейчас придет, у неё как раз пирог готов. Вот с пирогом и придет. Вот тогда всё подробно ей и расскажут.

Двери «операционной» открылись одновременно со входной. Так уж получилось, что Ольга с пирогом подоспела в то же время, как освободились два ветеринара.

Степан Валерьевич и Елена Валерьевна шли по коридору и улыбались. Да, еще предстояло много работы: снять последствия обезвоживания у щенка, свозить на рентген, проверить, нет ли чипа, но в целом, в целом всё оказалось не так плохо, как изначально казалось. Организм малыша оказался крепким, как и иммунитет.

— Степан Валерьевич, добрый день!

— Оленька, здравствуйте! Рад вас видеть. И что это такое у вас в руках, что так чудно пахнет? Божественный аромат! И… Ох, простите меня, старика! Но это все ваш кулинарный талант виноват – совсем забыл вас представить друг другу. Милые барышни, знакомьтесь: Оленька, эту чудную девушку зовут Леночка, она — ветеринар, и вместе с вашими детьми сегодня спасла одного маленького щенка. Леночка, это – Оленька, мама тех двух молодых людей, с которыми вы уже знакомы, а по совместительству – наша соседка. Оленька, проходите к столу, а мы, руки сейчас вымоем, и тоже – к вам присоединимся.

Бенька. Прогулка до дома и странный "вжик" - часть 20
Картинка для иллюстрации | Фото автора ANTONI SHKRABA: Pexels

Взрослые, дети, коты, собаки, кошки – все были в одном помещении, и никому не было тесно. Царила теплая и дружеская атмосфера. Шёл общий разговор. Естественно – о щенке, его спасении, и каждый вносил свою лепту, рассказывал какие-то детали, которые другие не заметили или не обратили внимания.

Нормально и ненормально

Со стороны могло показаться, что в разговоре участвуют и животные: когда кто-то из хвостатых подавал голос, люди замолкали и смотрели на «говорящего». Но это только непосвященному человеку могло показаться, будто животные участвуют в разговоре, посвященный и сомневаться бы не стал – животные действительно участвовали в разговоре. Поскольку их понимали. Пусть не дословно, но – понимали.

Лена смотрела на это все, даже принимала участие в разговоре и что-то рассказывала, и, наконец, не выдержала: «Господи, как же хорошо! Я-то думала, что это я такая чиканутая – с Прайтом разговариваю, общаюсь с ним, стараюсь понять. А, оказывается, это нормально – вы же все с ними общаетесь!».

Двенадцать пар глаз уставились на Лену. Все — Ольга, Степан Валерьевич, Никита, Вика, Алеша, Саша, а также Вольт, Ларс, Бенька, Маркиз и Фифа с Васькой — смотрели на нее с недоумением. Первым возникшую тишину прервал Степан Валерьевич.

— Леночка, милая, но это же абсолютно нормально – общаться с животными. Кому, как не вам это знать. Вы же ветеринар.

— Ну…, — Лена от столь пристального внимания засмущалась и чуть не замолчала. А потом решила – была не была, сказала «а», надо и «б» говорить, — Ветеринары это же особая каста, их в расчет брать не стоит. Им по профессии положено. Я имею в виду других, нормальных – бухгалтеров, юристов, водителей… Остальных, в общем. Мои бы знакомые, если бы услышали, как я с Прайтом разговариваю – пальцем бы у виска покрутили. Решили бы, что я от одиночества свихнулась, с собакой начала разговаривать. Да и вообще… У меня даже родные не понимают, как я могла променять породистого щенка на бездомыша. Как я могла отказаться от забронированного и оплаченного щенка, и притащить кого-то с улицы. А куда его девать было? — он же там помирал, — и Лена, чтобы другие не увидели ее слез, уткнулась Прайту в макушку.

Пока взрослые соображали, что сказать, и Никита чуть не ляпнул «какие-то неправильные у вас знакомые», а дети думали, как так — не общаться с животными? — Вольт подошел к Лене и положил ей лапу на колени. Затем боднул головой и посмотрел ей в глаза: «Врфав!».

— Что, мой хороший?

— Врваф! Аввр-ру! — после чего стал слизывать с Лениного лица слезы.

— Ты меня понимаешь, да? Говоришь, чтобы я не плакала, да, мой хороший?

Лена и сама не заметила, как вся живность собралась около неё. Вольт продолжал держать лапу на её колене и что-то урчал, объясняя. Ларс положил голову на другое колено, Прайт привалился к одной ноге, Бенька – к другой. Маркиз залез на плечи и что-то мурчал в ухо. А Фифа с Фаськой, кошка и кот Степана Валерьевича, каким-то непостижимым образом оказались вдруг у нее на руках, и тоже что-то мурчали, и делали массаж.

— Вот видите, они вас понимают, и очень хорошо. И вы их понимаете. А вы говорите «ненормально». Ненормально – это когда не понимают. И не хотят понять. А понимать – это как раз нормально.

— Минуточку! Внимание на меня. Все улыбнулись – исторический снимок на память. Елена, не переживайте, я вам потом по мессенджеру скину, — это Никита, чтобы немного разрядить обстановку, и чтобы разговор не перешел в русло «нормально» — «ненормально» (не при детях же, а его дед вполне мог), взял фотоаппарат в руки и устроил спонтанную фотосессию.

Странный «вжик»

Моросил мелкий-мелкий дождик, солнце пыталось пробиться сквозь облака, вдруг затянувшие небо, но пока безуспешно, а по тропинке сквозь заросли кустарника шли дети. Вика, Саша и Алеша решили, раз вчера не удалось осмотреть дом, в котором, возможно, будет жить Вика, то надо сделать это сегодня.

В этот раз их, помимо Ларса, сопровождал еще и Вольт. Пес решил, что так надежнее будет. А то, кто его знает, кого еще они там найдут или встретят. Бенька и Маркиз тоже, естественно, были тут. Куда же без них?

— А здорово бы было, если бы твой папа, Вика, все-таки купил этот дом. Прикинь, как классно: и мы рядом, и дядь Никита со Степаном Валерьевичем тоже тут.

— Да, здорово. Тоже представляю, как классно было бы. Только тут не все от меня зависит. И даже не от папы. От самого дома. Я толком не поняла, но папа сказал: «Если дом в хорошем состоянии, тогда возьмем». В общем, его какие-то специалисты сначала должны посмотреть, и, вот если они скажут, что дом – хороший, тогда папа его купит.

Дети шли, рассуждали про дом, строили планы на будущее, да вспоминали события вчерашнего дня. Сашка считал, что самым крутым был дядь Никита — он так ловко, быстро достал Елену Валерьевну, ветеринара, и все организовал. Вика и Алеша доказывали, что круче была Елена Валерьевна, она, мол, еще не зная, что это за «дядя Никита», не побоялась залезть в подвал. И, кроме того, она уже шла спасать и оказывать помощь, даже не зная, что в подвале щенок.

Как-то незаметно разговор с обсуждения-спора, кто круче, перешел в другое русло: дети вспомнили, как Елена Валерьевна плакала и говорила про то, нормально или не нормально общаться с животными.

Алеша и Саша, с детства привыкшие к тому, что это нормально, даже и не представляли, что может быть какая-то другая точка зрения. Их родители общались с животными, они сами общались с животными, и запросто могли поделиться своими тайными и не тайными мыслями с кем-то из собак. Поэтому какой-либо другой вариант, с их точки зрения, был не только ненормален, но и просто не логичен. Вика же сразу вспомнила Ларису. Да и не только её. С другой точкой зрения, что «с животными общаться это ненормально», ей приходилось сталкиваться неоднократно.

— Ребята, это вы привыкли к такому, нормальному отношению к животным. А ведь полно людей, кто считает абсолютно наоборот. Достаточно Лариску вспомнить. Бенька каждый раз, как ее видел, одновременно и пугался, и меня защитить пытался. А Маркиз? — пацаны из него чуть подушечку для булавок не сделали. Пирсинг они, видите ли, хотели ему сделать. Думаете, такие общаются с животными? Считают это нормальным?

Ребята, хоть и были давно, по их меркам, знакомы с Викой, тут же стали расспрашивать её про Маркиза – если историю Беньки они знали, то вот историю Маркиза им слышать не довелось. Не рассказывала им Вика про это раньше.

Бенька, как только услышал ненавистное имя «Лариса», тут же подошел к девочке. Ларису и её имя, по его мнению, вообще не надо поминать, а то вспомнишь, а оно и это, того – явится. Маркиз же, моментально почувствовав изменение настроения своей хозяйки, тут же запросился к ней на ручки, где и устроился с превеликим комфортом. Параллельно намурлыкивая ей что-то и успокаивая. Все же, мол, уже прошло, все же хорошо, так что и расстраиваться не надо.

Вольт, шедший рядом, и тоже внимательно слушавший историю про Маркиза, как его спасла Вика, вдруг насторожился. Остановился, принюхался. И тут же призвал к себе Ларса.

— Вррр-арф, быстро уводи всех с этой тропинки. А я пойду проверю кое-что. Чуешь? Что-то мне это не нравится, — и Вольф тут же скрылся в зарослях по правую сторону от тропинки. Да так, будто растворился — был пёс, и нет пса, ни один листик не шелохнулся, ни одна ветка не закачалась.

Бенька - продолжение рассказа, часть 20
Фото автора RODNAE Productions: Pexels

Ларс тут же стал уводить детей с тропинки, он тоже уже учуял запах ружейной смазки, и это ему очень не нравилось.

Саша и Алеша уже скрылись за ветвями, а Вика… — Вика призамедлилась. Заметила, что у нее шнурок на одной кроссовке развязался. Только нагнулась, как над головой что-то просвистело «вжик» и…

А она сама оказалась вдруг лежащей на земле. Да не просто лежащей, а еще и прижимаемой к земле Ларсом.

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Понравилась запись — поделитесь в социальных сетях, вам не сложно, а автору приятно )))
Подписаться
Уведомить о
guest
10 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
10
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x