Бенька. Миссия выполнена

Здравствуйте, дорогие читатели сайта dinaonline.ru и дзен-канала «ДиНа»! Рассказ «Бенька. Миссия выполнена» — это продолжение рассказов из серии «Бенька, Мурка и другие» — перейдя по ссылке, вы как раз попадете на каталог этих рассказов, а уже там, при желании, можно перейти к чтению любого рассказа из этой серии.

Часть 15

— Надеюсь, вы пошутили? — Иван оглядел всех присутствующих — он никак поверить не мог, что это предлагают ему на полном серьезе.

— Да нет, сына, мы не шутим. Не сделаешь ты, план в действие начнут воплощать дети. А это и опасно, и чревато, и, Бог знает, что еще. Так что, быть тебе нищим. Других вариантов все равно нет, а действовать надо быстро.

Валентина Илларионовна внимательно посмотрела на сына, Иван прямо-таки ощутил, как она представляет его в новой роли, в роли нищего — грязного, голодного, собирающего пустые бутылки и выклянчивающего милостыню. Ивана аж передернуло, настолько реалистично он все это увидел, а его мама сидела и улыбалась, — «Видимо, уже просчитала развитие ситуации на несколько ходов вперед, расписала роли для всех присутствующих, прикинула «бюджет» и представила результат. И результат ей понравился».

Глядя на спокойную, улыбающуюся Валентину Илларионовну, заулыбались и все остальные: если «генералиссимус» спокоен — остальные тоже могут расслабиться, — «дело в шляпе», можно сказать.

Ольга засуетилась на кухне — основное решено, детям ничто не грозит — можно и чаю выпить, а заодно и с соседом, который «Троянского коня» раскрыл, познакомиться, поблагодарить его. Её муж, Андрей, только что хихикавший — видимо, тоже живописал и представлял в своем воображении картину «Нищий Иван» — уже разговаривал с Никитой — ну, как же, два собаковода! Никита, соответственно, был поглощен разговором с Андреем — обсуждалась наиважнейшая вещь: как бы встретиться и пообщаться уже детально, ведь у них, оказывается, столько общего! Он свое дело сделал, предупредил соседей, а дальше уже его и не касается. Наверно. Время покажет, в общем. А пока можно наслаждаться компанией и разговором — не каждый день такая удача — чтобы в соседях оказался тоже кинолог.

Юлия Александровна наконец-то выдохнула, все это время она была в некоем напряжении — а как не волноваться, если в столь некрасивой истории сын замешан? Пусть чуть-чуть, самым краешком, но замешан ведь!

Один лишь Михаил чувствовал себя не совсем комфортно: вроде бы уйти уже можно, но как-то это вроде не того, не совсем хорошо будет, он считал. Пусть не он эту кашу заварил, однако волей случая оказался в самом центре событий. А вдруг его помощь тоже потребуется? — так что лучше уж быть тут до конца. Мало ли что.

Чайник вскипел, но насладиться чаем взрослые не успели: Вольт, сидевший на страже около дверей в кухню, подошел к своему хозяину, Никите, ткнул его мордой в колено и что-то тихо рыкнул.

— Что, кто-то идет?

— Врррваф!

— Дети? — и снова — утвердительный ответ Вольта.

— Дамы и господа, внимание, разговариваем о погоде, природе, моде — сюда идут дети.

На секунду возникла немая сцена, затем все с благодарностью посмотрели на Вольта: не он бы, так дети могли бы их «спалить» — вот великолепно было бы! — они раскрывают план детей, обсуждают, как его предотвратить, а дети чисто случайно, просто так, нисколько не стараясь даже, узнают об их плане!

Вольт, видя повышенное внимание к собственной персоне и ощущая людскую благодарность, лишь сел поровнее да посмотрел на всех удивленно: «Вы что? Это просто моя работа. И, это — товарищи люди, сделайте лица попроще, дети все-таки идут». В этот момент дети — Вика, Саша и Алеша — и зашли в кухню. Ну, и Бенька вместе с ними, естественно.

— Ой! — все мысли о пирогах, яблоках и прочем перекусе были моментально забыты детьми — они увидели Вольта и Ларса. Незнакомых взрослых они, конечно, тоже заметили, но… — но разве можно сравнивать каких-то неизвестных и самых обычных дяденек и тетенек с собаками? — тем более, если твой собственный котенок Маркиз играет с одной из них?

Маркиз же был в полном восторге, никого не видел и ничего не слышал: он нашел себе не только нового большого друга, но и придумал новую игру — забирался лежащему Ларсу на шею, после чего пес садился, а котенок съезжал вниз по его спине к самому хвосту. Как уж Маркиз смог уговорить Ларса на игру в «горки», одному Богу только и известно, но оба — и пес, и котенок — получали удовольствие.

Бенька, Мурка и другие (рассказы) - продолжение

Маркиз с Ларсом были поглощены игрой, наслаждались общением друг с другом, вели себя тихо и никому не мешали, а тут поневоле стали центром всеобщего внимания. Ларс продолжал «отрабатывать» игру как ни в чем не бывало, ему было не привыкать к людскому вниманию — он достаточно часто выступал на всяких разных мероприятиях, где десятки, а то и сотни глаз были прикованы к нему, а вот Маркиз подрастерялся, и очередной спуск с «горки» у него превратился в съезд по «стене» — котенок не удержался и съехал по боку овчарки на пол.

— Какая собака умная!

Пока дети, да и взрослые тоже, восхищались Ларсом, да узнавали у Никиты, как ему удалось так воспитать да обучить собаку, Бенька выспрашивал у Вольта, как все прошло — он-то ведь был в комнате с детьми и не знал, удалось взрослым услышать все, что надо, или нет.

— Всё услышали, всё, что надо. Ты — молодец! — Вольт искренне хвалил щенка, ведь тот, действительно, справился с задачей с первого раза и справился на отлично. Беньке очень хотелось хоть немножко, хоть чуть-чуть погордиться — ведь его сам Вольт похвалил! — но он понимал, что сейчас не время и стал расспрашивать Вольта дальше.

— И что, что они решили? Что делать будут?

— Не боись, нищим твоего хозяина хотят сделать, это он должен будет вашу, ну, которая с мутантом в генах, в заблуждение ввести…

— Ничего она не наша! — Бенька от возмущения аж чуть не разлаялся, но был вовремя остановлен Вольтом, — Тихо, не шуми. Не ваша, так не ваша, я же всей истории не знаю. Так вот, нищим твоего хозяина будут делать, так что девочке не надо будет рисковать.

— Да, не надо, это хорошо. Вот только как её саму убедить, что не надо, а? Отговорить-то не получится. Опять что-то надо придумывать, — Бенька от расстройства, что отговорить маленькую хозяйку не получится, и она все равно будет воплощать своего «троянского коня» в жизнь, опустил голову и чуть не заскулил, — И-и-иуууу, а вдруг с ней что случится? У-у-ууу!

— Тихо, не скули, не вешай нос! Придумаем что-нибудь. Скажи лучше, у них есть какой-то план на бумаге или еще где, или только все в голове?

— Есть, есть! Они бумажку не одну разрисовали! Что-то там чертили, писали, по времени считали!

— Это хорошо. А теперь слушай меня внимательно. Сейчас ты прикинешься маленьким глупым щенком и притащишь эту бумагу сюда. Как будто тебе эта шуршащая штука так понравилась, что ты ей решил поиграть, заигрался и сам не заметил, как сюда её притащил.

Бенька побежал в комнату к детям, но тут же вернулся обратно, — Она высоко, мне не достать.

— Насколько высоко?

— На столе лежит.

— Пошли. Я достану бумагу, затем вернусь в кухню, как будто никуда и не уходил, и только потом ты зайдешь. Понял?

— Да, да! Что не понять-то?

Вольт вслед за Бенькой выскользнул из кухни. Из всех присутствующих только Никита и заметил, как два хвоста — один саблевидный, с шикарной оброслостью, и другой, тоненький, как прутик, белый с рыжим — скрылись за поворотом коридора. «Хм… И что они опять задумали? Кого в этот раз спасать? — ни в жизнь не поверю, что Вольт пошел за щенком, так как тот решил показать ему свою любимую игрушку. Ладно, дергаться раньше времени смысла нет, однако ушки лучше держать на макушке. Если что-то не то или не так пойдет — Ларс даст знать», — и Никита продолжил рассказывать про Ларса — как щенка попросил в свое время его дед, как щенок рос и вот — вырос. Дети слушали рассказ, затаив дыхание.

Валентине Илларионовне тоже было интересно, но слушала она краем уха. В другой раз она бы обязательно задала пару, а то и тройку вопросов — например, её смутила одна неувязочка в рассказе молодого человека — «Дед попросил щенка» — дед! А что, дед впал в детство, и внук пошел у него на поводу? — внук-то достаточно взрослый уже был, раз Ларсу сейчас полтора года. Но это все может подождать до другого раза, сейчас её больше волновал вопрос, как детей отговорить от реализации их «троянского коня»? Не говорить же им, что они подслушали, в самом деле. При этом Валентина Илларионовна прекрасно понимала, что главное — это отговорить (убедить, переубедить) её внучку. Остальные бунтовать и противиться не будут — это не их план, и все будет так, как скажет Вика.

— Вот, вот, на этом столе она лежит, — Бенька подпрыгивал около стола, пытаясь показать Вольту, где именно лежит бумага.

«Пс, пс, пс…, а почему бы и нет? В любом случае решать надо сейчас. Дети-то всегда оперативнее взрослых действуют. На Ивана в этом плане надежды нет, остальные… — вот, если бы дело касалось собак, моментально разрулили бы все. А тут — дети. Юлия Александровна вот разве что. Но сейчас она больше за своего сына переживает, нежели о чем другом думает. Ладно, подыграет, поддержит, если что». Валентина Илларионовна обернулась к Ольге, что-то прошептала той на ухо, и вскоре мальчишки, Саша и Алеша, как-то тихо и незаметно были выведены мамой из кухни.

Вольт с Бенькой, уже добывшие нужную бумагу, вынуждены были резко затормозить и быстро спрятаться, чтобы не попасться на глаза Ольге с детьми. Не успели они вылезти из-под кресла, как услышали новые шаги.

— Опфять пряфафься? — Бенька «фефелявил», так как, следуя полученной ранее инструкции, держал нужную бумагу в пасти.

— Нет, не надо. Это Михаил идет, ватерклозет ищет. Даже, если увидит нас, не обратит внимания. Он — не собачник, так что ему даже в голову не придет, что мы что-то такое этакое делаем.

— Эфо хофофо. А то вдвоем под кфефлом теснофато быфо. А фто такое «фаферфозет»?

— Да… Хорошо, что у людей нюха такого, как у собак нет, а то бы точно учуяли, как мы там прятались. «Ватерклозет» — уборная, туалет, это у Никиты дед так говорит, вот я и привык. Да плюнь ты уже эту бумагу, а то всю измусолишь. Что-то мне кажется, надо сперва послушать, о чем на кухне говорят.

— Как пфюнь? А если хто её уфифит? А есфи она срофно понадобифся?

— Давай мы её сейчас вот на эту полку положим — и достать быстро, и не потеряется.

«На коня посмотрит, и он — сам встанет!»

Вика с восхищением смотрела на бабушку: «Какая у меня бабуля! Как она все здорово придумала! Какая она все-таки, как…», — девочка на секунду задумалась, с кем бы сравнить бабулю, чтобы вот прямо в точку было — «Роксолану» она в силу возраста еще не читала, Нефертити казалась ей неподходящей кандидатурой, Суворов и Кутузов были отметены просто по причине того, что принадлежали к мужскому полу, — «Как там у Некрасова? — «коня на скаку остановит»? — вот, точно, моя бабуля такая! Только еще круче! — ей никого не надо на скаку останавливать, она на коня посмотрит, и он — сам встанет!».

— Бабуля, какая ты у меня классная! — Вика обняла бабушку и, наверно, впервые за долгое время, прошедшее со смерти ее матери, почувствовала себя не только любимой, но и маленькой девочкой (которой она, по сути, и была). Это перед мальчишками, да и перед папой — тоже, можно хорохориться, изображать из себя большую и самостоятельную, про чужих и вообще можно не говорить… — такую, которой все по плечу и ничего не страшно, но, как же хорошо, оказывается, знать, что у тебя есть близкие люди, которые не только помогут, но еще и снимут заботу с плеч, и ты можешь быть просто ребенком.

— Ну, ну, девочка моя, все хорошо, — Валентина Илларионовна прямо осязаемо почувствовала тот момент, как плечики прижавшейся к ней девочки расслабились, и она просто стояла, наслаждаясь теплом понимания и любви, — А теперь беги к мальчишкам, расскажи им, чтобы случайно не проболтались, что твой папа — вовсе не нищий.

Вика улыбнулась и, радостная, побежала к ребятам делиться новостями.

Валентина Илларионовна смотрела вслед внучке: «Вот тебе и официальный повод отменить свой план. Сколько же пришлось пережить девочке… И ведь она сама еще не делилась толком ничем. Все, что мы знаем — знаем со слов адвоката…».

Вольт же с Бенькой в это время бежали в срочном порядке к полке, на которой была спрятана «нужная бумага» — бумагу надо было успеть вернуть на место: сейчас Вика побежала к мальчишкам, но, понятно, что обсуждать все они явно направятся в свою комнату.

Через минуту Вольт с Бенькой уже, как ни в чем ни бывало, были в кухне. Их возвращение, равно как и отсутствие до этого, заметили, естественно, Ларс и, конечно — Никита. И оба, по возвращении домой, планировали расспросить Вольта, где это он пропадал на пару со щенком. Как бы они оба были удивлены, если бы знали, что уход и возвращение собак заметила также и Валентина Илларионовна.

— Михаил, нам понадобится ваша помощь. Точнее, нам без вас никак не обойтись. Юля, я вас с сыном жду завтра в гости. Надо разработать детали плана. Иван, тебя это тоже касается. Ну, а сейчас можно и чай наконец попить.

— У нас все получилось, да? — Бенька все не мог поверить, что задуманное удалось, что план «Троянский конь» не только раскрыт, но и предотвращен, ему вот прямо требовалось, чтобы это подтвердил кто-то еще, а то он вдруг что-то не так понял. И лучшей кандидатуры для подтверждения, чем Вольт, он не мог придумать.

— Да, получилось. Миссия выполнена.

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Понравилась запись — поделитесь в социальных сетях, вам не сложно, а автору приятно )))
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x